Ольга Писаренко

КЛАССИЦИЗМ НА ВЫБОРГСКОЙ СТОРОНЕ

Новый бизнес-центр, возможно, появится в нашем городе на Выборгской стороне, в зоне исторической застройки. Его архитектурный  проект разработан в архитектурном бюро «Я.К.» Александра Кицулы, а инженерно-конструкторскую часть выполнила компания «АРхиКон» под руководством Дмитрия Исакова. Тандем этих двух творческих личностей, архитектора и инженера-конструктора, оказался успешным в работе над такими проектами, как офисный центр на Большой Пушкарской улице, дом 22, и бизнес-центр «Сенатор» на Большом проспекте Васильевского острова. Функции генерального проектировщика в новой работе перешли от архитектурного бюро «Я.К.» к компании «АРхиКон». О том, как складывался образ будущего здания, рассказывает его архитектор Александр Кицула.

А. Кицула:

— Главная проблема при проектировании этого объекта состояла в крайней затесненности участка строительства.  Новое здание не просто находится между двумя брандмауэрами, но и со стороны двора к нему примыкают торцами две постройки, при этом сам участок очень маленький (порядка 1000 кв. м) и буквально пронизан инженерными сетями, часть из которых вынести оказалось невозможно.

Несмотря на эти сложности мы поставили перед собой довольно амбициозную профессиональную задачу — создать новое здание, которое не потеряется  в общем фронте улицы, но, одновременно, и не нарушит сложившийся характер застройки Выборгской стороны. Мы не пытались мимикрировать. По моему нескромному мнению, наш  бизнес-центр заметно отличается простотой и ясностью своего композиционного решения и, я бы сказал, элегантностью пропорций. К окончательному образу мы пришли в процессе долгой работы с заказчиком, пытаясь соединить свое архитектурное видение и его пожелания. В результате архитектура здания определилась как классицистическая, основанная на строгих законах пропорционирования и тектоники.

Увязать такой фасад с хаотичной раскладкой инженерных сетей на участке, а также с регулярной сеткой колонн, которую всегда желает иметь конструктор, и с достаточно сложной транспортной схемой — это была нелегкая задача!  Все четыре составляющие необходимо было соединить без ущерба для каждой из них, и здесь это счастливым образом удалось.

Если говорить чуть подробнее, то расположение инженерных сетей, к примеру, продиктовало необходимость создания арки в левой части здания, а чтобы ее уравновесить, такая же арка появилась и справа. К тому же арки сыграли свою роль и в решении транспортной проблемы. По градостроительным требованиям в границах участка надо было разместить автостоянку на 40 автомобилей. Единственно возможным способом в нашей ситуации оказалось устройство механизированного вертикального паркинга внутри  здания. А для заезда в паркинг была устроена еще и третья арка, или, вернее, проезд под зданием вдоль дворового фасада, так что значительная часть 1-го этажа оказалась выделена под эту сложную систему проездов.

Трехстороннее примыкание к существующей застройке обусловило создание дворового фасада в духе брандмауэрной архитектуры.  Он оштукатурен, где-то возникают ломаные эркеры, наверху, под стеклянной крышей, находится кабинет директора (заказчика), окна его выходят во двор, но оттуда открывается панорамный вид. Романтизированную версию двора-колодца мы постарались воплотить простыми и экономными средствами. С архитектурой главного фасада она никак не связана (как это обычно и бывает в Петербурге), но по-своему интересна.

Понятно, что решая одновременно столько проблем, нельзя обойтись без определенных издержек. Так, вертикальный механизированный паркинг — решение очень дорогое. Или, например, организация системы проездов в 1-м этаже так уменьшила площадь вестибюля, что нам пришлось отказаться от парадной лестницы, соединяющей его с основными этажами бизнес-центра, ограничившись устройством только эвакуационных лестниц, а для связи вестибюля с офисами использовать исключительно лифты. Это тоже своего рода уступка, но оправданная.

Что касается самого главного, собственно архитектуры фасада по улице Комиссара Смирнова, то она прорабатывалась очень тщательно. По мере общения с заказчиком, рисования, изучения его пожеланий, стало понятно, что фасад должен быть условно плоским, обеспечивая максимальную площадь здания, но, конечно, с определенной пластикой. В поисках наиболее гармоничного и выразительного решения мы сделали огромное количество эскизов. Порой они отличались какими-то нюансами: мы пробовали нижнюю рустованную часть фасада высотой в два и в три этажа,  перемещали балкон с третьего этажа на четвертый, добивались предельной выразительности деталей, прорабатывали вариант здания-арки, а также упрощенного, безордерного фасада и т.д. Очень много работали с верхней частью здания. В итоге венчающий карниз опустили на уровень перекрытия над шестым этажом, спрятав седьмой этаж в аттике, а два верхних этажа — в полностью остекленной кровле, которые из-за узости улицы с земли не просматриваются. Таким образом, визуально здание воспринимается как шестиэтажное, хотя на самом деле оно значительно выше.

Корр.: Как происходил выбор окончательного варианта и что его определило?

А. Кицула:

— Мы искали наиболее уместный вариант. И делали это с помощью трехмерного моделирования, которым занимался архитектор Дмитрий Булатов. Трехмерное моделирование — довольно трудоемкая работа, но именно благодаря ей мы могли визуально оценить те или иные решения.

Например, стало понятно, что при симметричном решении фасада необходимо дополнительно акцентировать его центральную часть, во-первых, оторвав ее зрительно от соседних домов, а во-вторых, сделав некий «скачек», прерывающий монотонность линии венчающего карниза.  В результате центральная часть была дополнительно выделена креповками, а участки стены справа и слева от нее не только слегка заглублены, но и уменьшены по высоте на один этаж.  Из-за этого мы немного проиграли в площади, зато получили более пластичное и выразительное архитектурное решение.

Надо сказать, что тот, кто делает модель, напрямую участвует в творческом процессе, наделяя основное решение дополнительным качеством, разрабатывая детали, необходимость которых ему видится в процессе работы гораздо  яснее. Например, в этом проекте окончательная прорисовка некоторых элементов заметно отличается от моих первоначальных эскизов и принадлежит архитекторам Дмитрию Булатову и Евгению Петрухно.

Работа над любым проектом — всегда коллективная. Самое главное, чтобы в результате появилось здание, которое  нравилось бы и его создателям, и горожанам.

 


ВверхНазад