Л. И. Иванова-Веэн, канд. архитектуры;
И. В. Иванов, студент МАРХИ, Москва

Гражданские постройки П. М. Еропкина в Москве и Петербурге.
Новые данные


Творчество Петра Михайловича Еропкина давно привлекало внимание исследователей. Разносторонняя деятельность
этого крупного русского архитектора первой половины XVIII в. рассматривалась в работах по истории и теории архитектуры
Д. Аркина, А. Бунина, Н. Евсиной, А. Михайлова, П. Петрова. Специально Еропкину посвящены публикации С. Бронштейна,
М. Ващенко, А. Грина, В. Еропкиной, О. Евангуловой, В. Соколова и других. И. Грабарь отмечал: «Еропкина надо по праву
отнести к самым отрадным явлениям в истории русской культуры XVIII века». Исследователи главным образом освещали
роль Еропкина как градостроителя или теоретика архитектуры.
Последняя публикация Н. Калязиной (совместно с Н. Калязиным) «Петр Еропкин» в сборнике «Зодчие Санкт-
Петербурга: XVIII век» (СПб.: Лениздат, 1997. С. 156–190). представляет творческую биографию Еропкина, собравшую
воедино как сведения уже известные, так и вновь найденные авторами в архивах и литературных источниках. В
публикации отмечается, что «оценку творчества Еропкина-архитектора затрудняет почти полное отсутствие его
собственных подлинных чертежей, а созданные им особняки исчезли либо перестроены» (Н. К.).
Калязина впервые рассматривает частные дома, построенные Еропкиным в Петербурге. Их изображения сохранились
в Королевском музее Стокгольма в коллекции Берхгольца, обер-камергера Карла Петера Ульриха Голштинского –
будущего Петра III. Берхгольц собрал в 1742–1746 гг. и увез с собой большую коллекцию чертежей и рисунков фасадов
домов Петербурга и единичные чертежи зданий Москвы и Киева. Среди фасадов петербургских домов, представленных
в Стокгольмской коллекции, авторство Еропкина указано в подписи только к одному рисунку – фасада дворца князя
А. М. Черкасского на Дворцовой набережной «по проекту несчастного Гиропкина». Калязина на анализе рисунков и
архивных документов основывает авторство Еропкина по отношению к двум домам кабинет-министра А. П. Волынского –
на Мойке и на Английской набережной, дому фельдмаршала И. Ю. Трубецкого на Дворцовой набережной и дому
вице-канцлера А. И. Остермана на Английской набережной. В отношении последнего гипотеза Калязиной полностью
подтвердилась: В. Павлова и А. Вайнштейн, сотрудники РГИА, занимающего ныне бывший дом Остермана, нашли
документ, подтверждающий авторство Еропкина.
В настоящее время мы можем добавить к этому списку еще один петербургский дом. В РГАДА найдена подрядная
запись 1733 г. на строительство архитектором Еропкиным каменных палат для С. А. Салтыкова «на Адмиралтейском
острову по берегу Невы реки ниже Исаакиевой церкви у Крюкова каналу» (данные найдены Л. Волковым и предоставлены
историком В. Зубаревым). В ней даны подробное описание палат и собственноручные рекомендации Еропкина о выплате
денег на закупку материалов. Фасад этого дома, возможно, также входит в Стокгольмскую коллекцию, но еще не
выявлен.
О деятельности Еропкина в Москве до недавнего времени было известно, что вместе с Т. Усовым он занимался
реконструкцией бывших палат Головина и перестройкой усадьбы Петра I в селе Преображенском, строил Триумфальные
арки к коронационным торжествам. Недавно исследователь О. Евангулова выявила, что зодчий перестраивал и Люберецкий
дворец Ново-Преображенское (О московском периоде деятельности Еропкина // Проблемы русской культуры XVIII века.
СПб., 2001).
Сегодня мы можем сообщить еще о двух постройках Еропкина в Москве. Это Монетный двор на Красной площади и
палаты А. П. Волынского на улице Рождественке.
Известно, что Новый Монетный двор строился под надзором П. Гейдена в 1731–1742 гг. Недавно были найдены
архивные данные о том, что проектировали это здание Д. и О. Трезини, П. Еропкин и М. Земцов (ранее предположение
об этом сделал Ю. Барышников). Фасад запечатлен в коллекции Берхгольца. При сравнении современного фасада с этим
рисунком мы видим, что он мало изменился, но завершение дома утрачено полностью. Внутренняя планировка также не
сохранилась. Роль Еропкина в проектировании этого сооружения определить довольно сложно.
На палатах Волынского на Рождественке остановимся подробнее. Давно было известно, что участок, на котором
находится комплекс зданий Московского архитектурного института, с середины XVIII в. принадлежал графам
Воронцовым, и основа стен ныне существующего главного здания МАРХИ – стены бывшего дворца Воронцовых конца
XVIII в. Иван Ларионович Воронцов получил этот участок в приданое, женившись на дочери А. П. Волынского, бывшего
кабинет-министра императрицы Анны Иоанновны. В 1740 г. Волынский с «конфидентами» (среди которых был и его друг
архитектор П. М. Еропкин) были казнены по обвинению в государственной измене.
С начала создания Музея МАРХИ в 1989 г. мы организовали поиск материалов по истории комплекса зданий института в
архивах Москвы и Петербурга. В работе участвовали не только сотрудники и студенты МАРХИ, привлекались и специалисты.
Было найдено несколько важных письменных документов: подрядная запись на строительство палат Волынского 1731 г.
(выявлена В. Зубаревым), ряд документов 1735–1737 гг. и опись дома 1740 г. при конфискации имущества после казни
Волынского (найдены Н. Липгарт, М. Плигиной).
В подрядной записи сообщается о вотчинных крестьянах Еропкина, что «дали они свою запись генерал майору Артемию
Петровичу Волынскому в том, что подрядили они у него ... в Москве в Белом городе на Рождественке на дворе его построить
каменные палаты, из его материалов своими работники». Согласно найденным документам, за два летних сезона 1731–1732
гг. крестьяне-каменщики должны были возвести «под кровлю» новые двухэтажные с мезонином каменные палаты, «ежели
от ненастья помешательства какова не будет».
Объем, возведенный в 1731–1732 гг., составил основную часть всего здания, но строительство палат продолжалось
и в последующие годы. В описи «Книги указов Волынского управителям» за 1733–1734 гг. есть сообщение «о достройке
боковых палат». А в архивном документе 1735 г. «большие палаты» (центральный объем) и «приделачные боковые» дома
Волынского упоминаются как уже возведенные. Представление о характере палат Волынского дают найденные нами планы
владения, выполненные гораздо позже и относящиеся уже к 1756 и 1778 гг. Это было П-образное в плане здание, стоявшее
в глубине двора. Небольшие боковые крылья («приделачные палаты») примыкали к основному объему таким образом, что
отступали от плоскости главного фасада, выходящего на Рождественку, и были вдвинуты в сторону Неглинной. Этот крупный
симметричный по композиции объем играл роль планировочного ядра усадебного комплекса.
В дошедшем до наших дней письме из Петербурга в июле 1735 г. Волынский указывал, «что ныне построить в Москве
на собственном моем на Рождественском дворе». Речь шла в основном о намеченных на 1735–1736 гг. работах по внешней
отделке здания. Предполагалось устроить «в кровле на палатных стенах выставливать для случая пожарного». Карнизы у
фронтонов следовало вытесать из белого камня и покрыть тонкими свинцовыми досками, «потоки» и водосточные трубы
сделать из жести. В середине фронтона «с лица», то есть на главном фасаде, было предписано вставить камни для «резьбы
герба и имени» владельца; подле фронтона – парапет в виде балюстрады; на жестяные трубы водостоков для украшения
«наложить драконьи головы». Фасады должны были выкрасить «светло песошною тонкою краскою» по образцу.
Когда Еропкина допрашивали под следствием о его взаимоотношениях и разговорах с Волынским, зодчий признался: «…я
у него бывал, а особливо когда он начал переделывать свой двор, збирая большие хоромы из разных мелких строений, то я
для того строения ему многие чертежи сочинял и некогда и строение смотрел…». Палаты еще не были достроены, когда сильно
пострадали в большом московском пожаре 1737 г., и, судя по описи 1740 г., они так и не были восстановлены.
По планам 1756 и 1778 годов видно, что
палаты были расположены на месте современного здания МАРХИ, но были меньше. Очертания их стен большей частью
располагались внутри стен современного здания. Указанные в подрядной записи 1731 г. габариты постройки (18 х 9,5
саженей) соответствуют размерам в плане центральной части существующего здания МАРХИ.
В последние несколько лет нам удалось провести фрагментарные натурные обследования существующих стен и
археологические изыскания в засыпанных землей подвальных помещениях (при консультации специалистов-реставраторов
С. Подъяпольского и Л. Шитовой и главного археолога Москвы А. Векслера). При раскопках в правом крыле дома были
обнаружены фрагменты стен «приделачных» палат с нижней частью белокаменного обрамления окон. Они сохранились
благодаря тому, что во время строительства дворца Воронцовыми в 1780-х гг. стены палат были «срезаны» на высоту
2 м и засыпаны землей при устройстве пола нового здания, на пол-этажа выше прежнего. Здесь же, в земле, найдено
много обломков белокаменных карнизов и обрамления окон палат как первого, так и второго этажей. Кроме того, в стенах
существующего ныне здания обнаружены некоторые фрагменты стен палат Волынского со следами окон, карнизов и
белокаменного убранства, включенных в кладку стен.
Выявленные данные позволили реконструировать общий характер палат и внешний вид части стены высотой в два
этажа с окнами и междуэтажным карнизом. Соответствующие архитектурные элементы палат Волынского и Монетного Двора
оказались идентичны, что может свидетельствовать о значительной роли Еропкина в возведении Монетного Двора.
В настоящее время составлен проект музеефикации фрагментов палат Волынского Центральными реставрационными
мастерскими (архитекторы И. Калугина и Г. Евдокимов). В ближайшие годы мы надеемся провести раскопки и натурные
исследования центральной части палат Волынского, пока остающейся для нас недоступной.
Дворец Воронцовых позднее претерпел переделки и перестройки – под нужды Императорской Медико-хирургической
академии, клиник Московского университета, Строгановского художественно-промышленного училища, ВХУТЕМАСа и
Архитектурного института. Современный облик здания МАРХИ в основном определен реконструкциями 1845 и 1890-х гг. и
надстройкой мансарды 1998–2000 гг.

Постройки П. Еропкина в Москве:
1. Монетный дфор на Красной площади.
2. Палаты А. Волынского на Рождественке.

Постройки П. Еропкина в Санкт-Петербурге:
1. Дворец А.Черкасского на Дворцовой набережной (сохранился).
2., 3. Дома А. Волхонского на Английской набережной (перестроен), на Мойке (деревянный, не сохранился).
4. Дом В. Салтыкова, бывший дом Остермана на Английской набережной (перестроен, ныне здесь РГИА).
5. Дом И.Трубецкого на Дворцовой набережной (перестроен).


>> К СОДЕРЖАНИЮ >>