Г. В. Семенова,
ведущий специалист КГИОП, искусствовед

КРЕПОСТЬ МАРИЕНТАЛЬ: ПАМЯТНИК ЭПОХИ ИМПЕРАТОРА ПАВЛА I


ИЗВЕСТНЫЙ СОВРЕМЕННИКАМ И ЗАБЫТЫЙ ПОТОМКАМИ
АРХИТЕКТУРНЫЙ ШЕДЕВР КОНЦА XVIII ВЕКА ЖДЕТ РЕСТАВРАЦИИ

С. Ф. Щедрин. Вид крепости г. Павловска
при лунном сиянии. 1800 г. Гравюра И. Чесского

Этот замковый ансамбль в центре г. Павловска, являясь одним из старейших и красивейших сооружений, даже сейчас, превращенный в руины, сохраняет роль центрального ядра композиции Мариентальского участка Павловского парка. Замок остается важнейшей архитектурной доминантой исторического центра города.

ВЫСОТЫ ПАВЛОВСКА
Изначально ансамбль Мариентальской крепости составляли одетые дерном земляные валы, колодец внутри них у берега р. Тызвы, три подъемных моста. Центральным же ядром всей композиции выступал Крепостной замок. Подножием ему служили три яруса куртин с зубцами бастионов, которые фланкировали Горн-верк, Равелин и Линна-флешь. Они занимали внушительную площадь вплоть до берегов Славянки и Тызвы и очертаниями плана напоминали лабиринт. Помещенное внутри крепостных сооружений здание с черепичными крышами имело композицию плана, близкую к пятиугольной, и замкнутый внутренний двор. В сравнении с рядовой исторической застройкой Павловска, оно выделялось крупными габаритами и значительной высотой – основным объемом от 1-го до 3-х этажей (под частью здания имелись сводчатые подвалы), и возвышающимися над ним башнями. Самую высокую из них, круглую, обращенную в сторону Мариентальского пруда и Большого дворца, завершала слегка вогнутая конусообразная крыша с флагштоком, высота которых составляла в целом более половины всего сооружения. Внутреннюю башню-донжон, соединявшуюся с флажной башней переходом на крыше, увенчивал зубчатый парапет. Въезд в замкнутый пятиугольный внутренний двор замка осуществлялся через Никольские ворота, выдвинутые вперед и являвшие собой две соединенные аркой одноэтажные кордегардии. За воротами следовали еще две арки: пристроенная к ним от третьей квадратной башни (надвратной) и еще одна – сквозная в основном объеме здания. Со стороны Мариентальского пруда имелась входная дверь под балконом флажной башни.


С. Ф. Щедрин. Вид крепости с берега Мариентальского пруда. 1800 г.
Гравюра И. В. Чесского

Выразительный силуэт замка имел значение общегородского символа Павловска. Архитектура фасадов принадлежала, безусловно, к стилю классицизма, хотя важную роль в ней играли и готические мотивы. В равной степени облику замка были присущи также романтические и пасторальные черты, объединяющие его с ансамблем парковых павильонов Павловского парка.
Этот замечательный памятник павловской эпохи принадлежит к числу наименее изученных исторических зданий северной столицы. Историография крепости небогата. Основное из опубликованного до сего времени, равно как и предварительная оценка художественных особенностей, содержатся в путеводителе М. И. Семевского. Он пишет, что великой княгине Марии Федоровне принадлежал выбор участка для постройки «дачи на месте старых шведских укреплений, названном Мариенталь: Марьина долина». Автором возведенного в 1778–79 гг. двухэтажного дворца «в голландском вкусе», с фасадом, увенчанным небольшим куполом, по мнению Семевского, был «знаменитый зодчий Екатерининского века» Камерон (ныне авторство приписывается арх. П. Патону). Одетые дерном шведские валы, подровненные, увеличенные новыми насыпями, стали подножием и оградой дворцу, перед которым был разбит цветочный садик очень скромных размеров. Несколько воинственный вид даче Великой княгини, предназначенной, заметим, «для сельского домостроительства», придавали пушки у валов и подъемный мост через рукав Славянки.1

КАК КОГДА-ТО ПИСАЛ СЕМЕВСКИЙ:


План крепости Мариенталь. Проект

«Построение здания Бипа, или, как его называют, Мариенталя, было начато одновременно с построением домика Паульлуста, стоявшего на месте близ нынешнего Большого дворца, именно в 1778 году. При Императоре Павле I Мариенталь или Бип превращен был в настоящую крепость».
Название замка «Бибс» вписано в контекст хроники жизни двора вел. кн. Павла Петровича. В августе 1795 г. в саду по-французски сыграли интермедию «Прощание нимф Павловского». В словах спектакля шутливо упоминаются некоторые садовые здания, переложенные в имена певцов и «счастливых жителей окрестностей» – баронов Бибс, Бальм, Крик и Крак.
А. И. Успенский, повторив сведения путеводителя 1877 г. и дополнив его обширной цитатой с описью интерьеров из архивного документа 1780 г., впервые называет арх. Бренну вероятным автором перестройки Мариентальской крепости «по всем требованиям фортификации». В небольшом очерке исследователь не называет второе имя крепости, но в цитируемом здесь же письме императрицы упоминаются комнаты «в замке Бип».
Сотрудниками Павловского дворца-музея в 1950-е гг. было установлено, что строительные работы по сооружению крепости, которыми руководил военный инженер Каюс, велись в 1797 г. каменным мастером Д. Квадри. Выявлены имена крепостных укреплений, которые включали четыре бастиона: Зее (Озерный), Линна, Казарм и Госпиталь, но ошибкой было множественное число равелинов, люнетов и флешей. На этом этапе изучения истории памятника считалось, что арх. В. Бренна был автором только Никольских ворот, определенная 1797 годом дата начала работ была неверной.
В архитектуроведении последних десятилетий крепость Бип характеризуется как самое романтическое произведение Бренны. Отмечена живописная композиция здания, никак не согласованная с принципами господствовавшего классицизма, его «необычайно активная роль в организации окружающего пространства». Авторство Бренны в разработке проекта не подвергается сомнению, даты строительства здания и переделки крепости ограничены 1795–98 гг. 2


Замок Мариенталь (Бип). Фото 1910-х гг.

Развалины шведских земляных укреплений времен Северной войны, вероятно, были известны и до основания Павловска. «Линна», название находившейся поблизости ингерманландской деревни именем которой были названы один бастион и флешь Мариенталя, в переводе означает крепость. Яковкин пишет, что пожалованные Екатериной II царскосельские земли для устройства загородной резиденции ее сына, великого князя Павла Петровича, были впервые обмежеваны в 1779 г. в связи с отдачей их к Мариенталю и Паульлюсту. Пред-варительным итогом этого межевания предположительно является «Генеральный план увеселительных домов Пауль-луста и Мариенталя с окружающим местоположением в длину на две с половиной версты а в ширину на одну версту. Снят геометрически 1779 года». Деревня Линна обозначена на этом плане и упоминается в других документах до строительства крепости. Построенный на пожалованные императрицей средства «увеселительный дом» Мариенталь дал имя и прилегающему старейшему парковому району города.
Павловский парк создавался под влиянием личных предпочтений августейших владельцев, в наибольшей степени – Марии Федоровны, супруги великого князя. Он служит прекрасной иллюстрацией к поэме «Сады» Жака Делиля, известного теоретика садово-паркового искусства эпохи Просвещения. Издание было приурочено к приезду в Париж в 1781 году князей Северных (под таким именем будущая императорская чета путешествовала по Европе). Книга стала настольной для Марии Федоровны и являлась практическим руководством при устройстве усадьбы в Селе Павловском. Здания и парковые павильоны строили «по заветам» Делиля, подразумевая, «что местоположенье диктует зданью вид, размер и назначенье»:


Вид с берега Мариентальского пруда. Фото 1985 г.

«Есть тьма возможностей и веских оснований
для размещения в садах различных зданий
и множество для них удобных уголков.
Средь пышных елей – дом охотников-стрелков…
Пусть башня вырастет повыше над холмом,
там, где видна она издалека кругом,
пусть наверху, над ней, пестрея и блистая,
как птицы крыльями, полотнищ машет стая;
сигнальные флажки так оживляют вид…»
Творчеству Бренна в парке принадлежат два здания, как нельзя лучше иллюстрирующие эти строки. С крепости Мариенталь начиналась парковая композиция долины реки Славянки. C башнями замка соотносился небольшой павильон в виде мельницы – Пиль-башня, расположенный последним, вниз по течению реки. Эти постройки придавали законченный характер ландшафту долины Славянки с ее Трельяжем, Большим дворцом, Колоннадой Аполлона, Храмом дружбы, прогулочной дорожкой вдоль берега и прихотливо извивающимся руслом, прерываемым широкими водными зеркалами Мариентальского, Фасадного и Пильбашенного прудов.
Исторический облик крепости общеизвестен, он запечатлен на многих картинах и гравюрах. Живописный парк, где она расположена, был популярен в жанре ландшафтного пейзажа. На рубеже ХVIII-ХIХ вв. особенно часто Мариенталь рисовал любимый «видописец» императора Павла Сем. Ф. Щедрин.3 Крепость является главной темой хрестоматийных пейзажей Павловского парка, таких, как «Вид крепости города Павловска при лунном сиянии», «Вид на Мариентальский пруд». Множество видовых изображений относятся ко второй половине Х1Х в., а наряду с ними – фотографии начала ХХ столетия. Важнейшим источником иконографических сведений по архитектуре памятника являются чертежи из известного альбома А. Бугреева 1799 г., хранящиеся в ГМЗ «Павловск». «Профили Бибса» с изображением двух разрезов характеризуют объемно-планировочное решение здания, их дополняет чертеж с обозначением разреза по оси надвратной башни. План «Festung Mariental» (известно несколько его вариантов) подробно раскрывает композицию крепости и совпадает с изображениями на планах Павловска ХIХ века.
Данью «историческим воспоминаниям», характерным для семантики пейзажных садов, были укрепленные у Никольских ворот две доски с текстами. Если в придворцовой части Павловского парка надписи посвящались семейным событиям, то здесь одна из досок сообщала, что «Мариенталь построен в 1778 году». Вторая надпись, выполненная на мраморной плите, почти дословно воспроизводила слова документального источника и была уникальным мемориальным текстом, посвященным Северной войне: «Вал сей – остаток укрепления, сделанного шведским генералом Крониортом в 1702 году, когда он, будучи разбит окольничим Апраксиным, ретировался через сей пост к Дудоровой горе. См. Журнал государя Петра I». Ассоциативная связь текста с обликом крепостных сооружений корреспондировала известному предостережению Делиля: «Но только никогда не делайте попыток подделкой заменить событий древний свиток и заново создать приметы давних лет». Примечательно, что близ крепости, и именно в этом районе парка, предназначенном для общегородского использования, находится сооруженный Ч. Камероном обелиск с надписью: «Павловское начато строить в 1777 году».

БИОГРАФИЯ ЗАБЫТОГО ШЕДЕВРА
Весной 1798 г. состоялось повеление Павла I о включении Мариентальской крепости в число штатных военных крепостей под ведением командующего Санкт-Петербургской и другими крепостями г.-л. Руникова. В Мариентале исполняли гарнизонную службу в соответствии с воинским уставом того времени и каждый день, «по пробитии зари», поднимали мосты. Солдатские казармы занимали казематы замка, здесь же находились конюшни. В первом этаже уже в 1797 г. подготовили офицерские квартиры. Второй этаж был парадным – там селили гостей августейших владельцев. В 1807–10 гг. небольшую часть помещений отвели для основанного вдовствующей императрицей Марией Федоровной первого в России училища для глухонемых. Волю отца в 1811 г. отменил Александр I именным указом: «Мариентальскую крепость исключить вовсе из числа крепостей от Инженерного ведомства содержимых». Крепость поступила в ведение Павловского правления и до 1917 года входила в состав дворцового имущества великих князей, наследников Марии Федоровны и владельцев Павловска. Однако ее ремонт и содержание еще долгое время по просьбе вдовствующей императрицы производились военным ведомством – часть помещений использовалась для нужд Инженерного департамента. Здание использовалось для размещения придворных в летнее время, но сохранялись некоторые внешние атрибуты крепостной жизни. На валах было оставлено несколько пушек, из которых производился полуденный выстрел во время присутствия великих князей в городе, поднимали крепостной штандарт на флажной башне. В кордегардиях Никольских ворот находилась офицерская гауптвахта дислоцировавшихся в городе воинских подразделений. Здесь находились также различные учебные заведения, но большую часть помещений замка до революции занимало Павловское дворцовое правление и его архив.
В советское время здание забыли включить в состав созданного в 1920-е гг. Павловского дворца-музея (так же, как, впрочем, и прилегающий район парка). Это повлияло на его дальнейшую судьбу. Артобстрелы и пожар во время Великой Отечественной войны причинили замку большой ущерб. Фасады, однако, не имели значительных утрат и перспективы восстановления столь оригинального памятника не вызывали сомнения. Около полувека сооружение оставалось бесхозным. Предпринимались, правда, попытки восстановить его под размещение местной власти – еще в 1956 г. силами «ЛенГИПРОкоммунстроя» был составлен проект. Но затея так и не была реализована ввиду большого объема предполагаемых затрат. К сегодняшнему дню повреждения военных лет усугубились под воздействием атмосферных осадков и ввиду отсутствия мер по консервации и реставрации. 4

1 Семевский М. И. Павловск. Очерк истории и описание. 1777–1877. СПб., 1997. С. 18–19.
2 Шуйский В. К. Винченцо Бренна. Л.1986. С. 78–80. См. также: Шуйский В. К.
Винченцо Бренна // Три века Санкт-Петербурга. Энциклопедия. Осьмнадцатый век. Книга первая. СПб., 2003.
3 Семенова Г. В. Мариенталь в изобразительном искусстве конца ХVIII – нач. ХIХ вв. // Петербургские чтения – 95. Материалы научной конференции 22–26 мая 1995 года. СПб., 1995.
С. 262–266.
4 Архитектура и ландшафты России. Красная книга. Предостережение. М., 2003. С. 110–111.

>> К СОДЕРЖАНИЮ >>